Maggie (petite_fee) wrote in gregoryens_ru,
Maggie
petite_fee
gregoryens_ru

Categories:

Под твоим взглядом - перевод (часть 21)


Сегодня мы предлагаем вам прочесть перевод очередного кусочка из книги Лоранс Лемаршаль Sous ton regard - "Под твоим взглядом". Мы начинаем новую, шестую, главу, эпиграфом к которой, как и ко всем остальным главам книги, стали строки, написанные самим Грегори.

Напоминаем, что все части перевода книги в хронологическом порядке вы можете легко прочитать при помощи специального тэга Sous ton regard.


 

 
Глава 6
«Ты делаешь меня сильнее»


Ты делаешь меня сильнее

Мне необходимо находить в тебе
Ту бесконечную тайну, которую я храню в себе
Мне необходима твоя простота
Которую ты даришь мне как ласку

Мне необходимо твое терпение
И иногда твои заблуждения
Мне необходимо читать страницы нашей истории
Они здесь, передо мной, полные картинок

Нежностью твоей души
Ты делаешь меня сильнее
Ты не просто обаятельна и волшебна
Ты станешь проводником моей судьбы

Красота наших детей
Ослепит и покорит судьбу
Они будут постепенно расти
А мы станем единым целым…

Грегори Лемаршаль

Мне не хватает Грегори. Физически. Я не могу больше дотронуться до него, поцеловать его, посмотреть на него. Я знаю, что он не вернется. Я несу в себе как камень осознание этой неумолимой реальности. Но, тем не менее, даже в самые тяжелые моменты, когда меня одолевают темные мысли, когда мне не удается заснуть, или когда мне не хватает сил, чтобы даже просто выйти из дома, я все равно отдаю себе отчет в том, как мне повезло, что я успела разделить с ним столько моментов счастья. Ничто и никогда не сможет их стереть. Тысячу раз, миллион раз, я бы предпочла, чтобы в генах Грегори не было этой гадости, но факт остается фактом, он пришел в этот мир уже с ней. Что бы мы сделали, если бы знали заранее, еще до его рождения, что он болен муковисцидозом? Я не в состоянии ответить на этот вопрос. У меня нет волшебной палочки, чтобы изменить историю, но я знаю, что я не хотела бы другого сына вместо Грегори. И я желаю всем родителям больных детей успеть насладиться жизнью рядом с ними так, как это удалось мне.
Мне было почти двадцать четыре года, когда родился мой сын, и следующие двадцать четыре года мы провели с ним бок о бок. Двадцать четыре года, в течение которых это он учил меня взрослеть, а не наоборот. Грегори сделал меня лучше. Я не знаю, что готовят нам будущие годы, но я вхожу в этот период своей жизни, готовая продолжать борьбу, благодаря ему, благодаря Лесли и благодаря Пьеру, но самое главное – благодаря этой совершенно неописуемой любви, которая объединяет нас всех четверых.

Грег называл нас великолепной четверкой – как четверка тузов, идеальная карточная комбинация, чтобы с честью встретить муковисцидоз и показать ему, с кем он имеет дело. И это правда, вместе мы всегда сильнее. В больнице Foch Грегори как-то спросил у меня: «Мама, а те у кого нет всей этой любви… Как же они справляются?». Он беспокоился о других, о тех, кто не был так окружен любовью близких, как он сам – а ведь только это помогает отражать атаки болезни. Без любви невозможно выкарабкаться из этого, любовь – это самый необходимый ингредиент, чтобы жить, только в той любви, что мы дарим и получаем, мы можем найти скрытые ресурсы, о существовании которых даже не подозревали, чтобы противостоять испытаниям.
Грегори родился и вырос в очень сплоченной семье, где все много разговаривают друг с другом, где все подпитывают друг друга. И у него всегда были любящие мама и папа – вместе, готовые оба его поддержать. А это ведь, к сожалению, происходит не у всех. Во многих семьях один из родителей – сознательно или несознательно – не может принять факт рождения больного ребенка, неважно, страдает он от муковисцидоза или от другого заболевания, и родители расстаются. Но мы всегда были вместе.

С каждым из нас у Грегори были свои особые отношения. Мне кажется, что он нашел правильное равновесие. Со мной он любил долгие разговоры, с удовольствием делился со мной самым сокровенным. С самого его рождения мы всегда были очень близки. Нужно еще сказать, что в период его детства мы с ним проводили очень много времени вдвоем. Ведь Лесли родилась только пять лет спустя, а Пьер в то время работал на таких работах, которые просто физически не позволяли ему бывать дома чаще: сначала он был военным, а потом стал днем руководить информационным отделом, а вечерами и по выходным подрабатывал тренером по баскетболу. Но поскольку семейная жизнь была для него превыше всего, в итоге он оставил все свои работы и стал заниматься любительскими концертами и анимацией, проводить различные мероприятия – это давало ему больше свободного времени для дома. Их взаимопонимание с Грегори просто бросалось в глаза. Они проводили вдвоем бесконечное количество часов, сначала занимаясь различными видами спорта, а затем, разделяя их общую страсть к музыке. Пьер, который прошел для этого специально обучение, довольно часто сам проводил Грегу дополнительные сеансы кинезитерапии. Грегори нуждался в своем отце, и Пьер всегда был рядом с ним. Я даже думаю, что наш сын никогда до такой степени не захотел бы стать певцом, не будь у него перед глазами примера отца. И никогда бы он не смог так полно реализовать себя без помощи Пьера. В 2005 году Пьер полностью оставил свою профессиональную деятельность, чтобы целиком посвятить себя сыну, чтобы Грегори мог переложить на него весь груз организационных забот и посвятить себя исключительно своей мечте. Каждый день этой повседневной жизни Пьер успокаивал его, давал ему советы, любил его. Мне нравится слушать, как мой муж рассказывает об этом периоде – история за историей, и все они сопровождаются смехом.

Единственное, что могло бы остановить Грегори от участия в Стар Академи, это если бы от этого хоть в малейшей степени пострадала Лесли. Он ведь смотрел предыдущие сезоны передачи, и видел, что его известность может очень сильно повлиять на семью. Он очень беспокоился, каким образом это отразится на учебе его сестры, которой в то время было всего шестнадцать лет. Но Лесли, которая всегда очень хорошо училась, не позволила всей этой медиатизации смутить себя, и она не разочаровала своего старшего брата, который был ее примером, ее маяком, ее героем.
Эти двое – очень разные и очень похожие одновременно – всегда проявляли совершенно особую привязанность друг к другу. Их отношения брата и сестры строились постепенно, ведь тот факт, что вы родились в одной семье еще не значит, что вы обязаны любить друг друга. И, конечно, когда они были маленькие, они бывало и ссорились, но никогда по-крупному или со злостью. Они выросли в гармонии друг с другом. Грегори обожал дразнить свою сестренку, и в то же время защищал и оберегал ее. Он так ею гордился, особенно ее успехами в учебе. Лесли более спокойная и сдержанная, чем ее брат, и она всегда восхищалась им за силу его характера, за его волю, за его спортивные и, чуть позже, вокальные достижения. Больше всего на свете она хотела, чтобы Грег был счастлив, потому что она любила его больше всех. И он отвечал ей взаимностью, умел всегда уделить ей внимание, постоянно возвышал ее, ценил. И Лесли никогда не испытывала по отношению к нему ни капли ревности. Она очень умный ребенок, и в самом раннем возрасте поняла, что несмотря на то, что волею судьбы я вынуждена уделять Грегори больше времени и сильнее беспокоиться за него, мою любовь к ней это не меняет, и люблю я их одинаково сильно. Мы с Пьером всегда делали так, чтобы у наших детей не было ни малейших сомнений по этому поводу. Я знаю, что иногда подобная ситуация может спровоцировать напряжение в братско-сестринских отношениях, потому что я сама часто видела, как мамы отдавали всю себя только лишь больному ребенку, забывая при этом о других своих детях, и не понимая, к каким ужасным последствиям это может привести. Мои же двое детей никогда не испытывали подобного чувства «разрыва». Наоборот, они только и делали, что проявляли взаимную любовь и заботу друг о друге.

***

Жизнь Грегори, наверное, никогда бы не была столь полной и безмятежной, не будь с нами моих родителей, Симоны и Ролана. Они все еще жили в Лонгви – это в Лотарингии, откуда родом и я, и Пьер – когда у моей матери обнаружили рак груди. И мне постоянно приходилось преодолевать много километров, чтобы навещать ее, а я делала это очень часто… И когда мама наконец справилась с этой ужасной болезнью, они с папой решили переехать поближе к нам. В 1994 году они продали свой дом и купили квартиру в Шаль-лез-О, это совсем рядом с Барби, где в то время как раз поселились мы. Грегори и Лесли так же сильно любили и других бабушку с дедушкой – Лулу и Жаклин, родителей Пьера – но, естественно, больше близости у них было с их бабушкой Симоной и дедушкой Роланом, которые сидели с ними, когда мы с Пьером были заняты на работе. В такие дни мой отец забирал их в полдень из школы во время перерыва и отвозил в Шаль-лез-О, где моя мама уже ждала их со своими знаменитыми вкусностями. Благодаря ей мои дети никогда не обедали в школьной столовой. И, кстати, это было лучше для Грегори, ведь он должен был придерживаться особой питательной диеты. А когда вторая половина занятий заканчивалась, мои родители снова их забирали и, на этот раз, отвозили их к нам домой, где Грег и Лесли могли играть или делать домашнее задание в ожидании нашего возвращения. Грегори воспринимал мою мать, как свою вторую маму. Она была просто воплощением мудрости. А мой отец в свою очередь, дарил им моменты игр и развлечений. Например, он много играл в карты с Грегори, и жена все время на него ворчала, потому что они частенько злоупотребляли партиями в пинг-понг, которые были не очень-то полезны для дедушкиного сердца.

Перевод - petite_fee 


Продолжение следует...

Перевод принадлежит проекту «Gregory Lemarchal в России», любое его использование без нашего разрешения – запрещено.
Tags: sous ton regard, О нём говорят
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments